На рынке покупая абрикосы

Пожилую женщину Соню на рынке в Бендерах уже начинают узнавать. Она не из местных, но за три месяца, с весны, примелькалась многим покупателям, да и соседи по торговому ряду, кажется, приняли ее в свою семью.

 

 

Она из села Хаджимус  Каушанского района.  Сначала торговала рассадой помидоров и огурцов, потом перешла на цветы. Дома у нее одна теплица, еще при жизни муж успел смастерить, и в ней место нашлось для разной рассады. Несколько грядок петуний тоже копейку дают. Сейчас цветы заканчиваются, и женщина перешла на торговлю фруктами. Урожай абрикосов в этом году превзошел все ожидания – даже майский снег, который предвещал гибель этого, ставшего в последние годы редким в нашем крае, фрукта, не сыграл свою губительную роль.  Абрикосов на рынке вдоволь, и разных сортов. Но вот таких, как у Сони, по ее словам, больше ни у кого нет. И, наверное, она права – абрикосы ананасовые с каким-то непонятно еще от какого фрукта слегка кисловатым привкусом, были привиты покойным свёкром лет так двадцать назад. Эти самые абрикосы тоже кормят хозяйку.  Став ее покупателем, я и познакомилась с Соней. В будущее воскресенье она обещала привезти еще раннюю грушу. Медовую, такая тоже сейчас редкость. Дело только за соседом остается: если он будет ехать в Бендеры и прихватит ее с собой.  А так, сколько сможет она взять сама? Ну ведро-два от силы. Но своим ходом, если сосед по какой-то причине отказывает, тоже добирается до города.

От женщины узнал, что в Бендерах живет ее сестра. Еще почти девчонкой переехала она сюда, так и осталась здесь жить. Выучившись на ткачиху, работала на шелковом. И трудилась бы ею и сейчас, но комбинат остановился, и перешла она работать на базар.  Сестра сестре и подсказала, где можно еще заработать копейку. С ней здесь чаще стала видеться, а для близких родственников это счастье.

«Нелегко и у вас, – поделилась Соня, – приезжаю в город и все не только слышу, но и вижу. И, наверное, везде сейчас неважно. Недавно зятек мой вернулся из России, где-то под Москвой работал, так говорит, что больше не поедет, смысла особого нет. Собирается в Тирасполь, вроде как на какую-то стройку помогают ему устроиться.  И все же, что ни говорили бы, а в Приднестровье полегче, чем у нас в селе и районе.  Разговорилась здесь с одной женщиной моих лет, тоже, как я, она колхозницей была. Она из Кицкан, второй год на пенсии. Я получаю пенсию 900 леев, а она, говорит, 1300 рублей приднестровскими. Дома, значит, я все пересчитала, сравнила наши деньги с вашими, и получается, что она больше моего получает где-то леев почти на 400.  Ко всему еще вам Россия помогает – каждый месяц получаете от нее по 150 рублей. Знаю таких людей, которые из-за этого прописались к вам. Вы и по возрасту раньше нас на пенсию выходите».

Женщина разоткровенничалась, изредка поглядывая по сторонам.  «Не хотела бы, чтобы кто-то нас слышал. Люди по-разному к этому относятся. Ты, вижу, женщина простая, и лет почти моих, значит, думаю, меня поймешь,–продолжила она. –  После смерти мужа, а он у меня мужчина был рассудительный, хозяйственный, я во многом нерешительной стала, какой-то, сказала бы, несамостоятельной. Если бы не дом в селе, я точно бы все бросила и переехала к дочери в Бендеры.  Надо только с зятьком отношения поправить. Парень к винцу пристрастился, а это мне не нравится. Да и дочери помогала бы больше – меньшой сынок ее в первый класс идет, присмотреть бы за ним следовало. Я бабушка еще не совсем старенькая. Правда, ноги стало «крутить», в особенности на непогоду. У вас и с лечением получше. Оно бесплатное, льготы пусть не на все, но имеются. И проезд в троллейбусе бесплатный, я, скажу по правде, «зайцем» езжу. Кондуктор видит, что я пожилая, и не спрашивает. А я молчу. С пересадкой двумя троллейбусами езжу, а это экономия 12 рублей. На эти деньги ваша булка хлеба плюс пакет молока и кефира».

Мы говорили с Соней о многом, не затрагивая политики. Женщина сразу сказала, что в ней не разбирается и не хочет ее касаться.  Весь наш разговор сводился к житейским вопросам, к экономике. Лето быстро пробежит, овощи и фрукты помогут сберечь личный бюджет, но наступит осень, а за ней зима, и оплата коммунальных услуг заметно ударит по карману.  Это волновало собеседницу. И я ее понимала, ведь другой раз мы не задумываемся, а это действительно так: плата за газ, за свет у нас гораздо меньше, нежели в Молдове. Зимой была в гостях у подруги под Кишиневом, и там видела, какие деньги платит она за тепло. Совсем другие, чем мы. У нас с начала этого года в отопительный сезон таким, как я, простым людям, предоставляют по 1000 кубометров бесплатного газа. А для одиноко проживающих пенсионеров в качестве поддержки государство еще дополнительно выделяет.

Мы с Соней, наверное, еще бы говорили и говорили. У нас, женщин, уже немолодых, проживших жизнь во многом схожую, сегодня немало проблем, и хочется, чтобы, невзирая на существующие трудности, оставшиеся годы были прожиты лучше. Но покупатели, подходившие  за ее абрикосами, не желая этого,  мешали наладившемуся откровенному разговору. С ней  мы условились встретиться  в будущую субботу. Мне так захотелось попробовать ее медовой груши!

 

Евгения АРМАШЕЛЬ,

жительница г. Бендеры.

© 2017 Газета Приднестровье