13 августа 1941 года румынские подразделения завершили оккупацию территории сегодняшнего Приднестровья. На захваченных землях был установлен новый порядок, образованно генерал-губернаторство Транснистрия, центром которого с 19 августа по 17 октября 1941 г. был г. Тирасполь, а позже стала Одесса. Однако, в отличие от оккупированной Бессарабии и Буковины, немецкая верхушка не признавала Транснистрию частью румынской территории. Согласно германо-румынскому соглашению, междуречье Днестра и Буга передавалось румынскому руководству для «администрирования и экономической эксплуатации».

Тем не менее, румынский диктатор Антонеску и его окружение относились к захваченным территориям как к присоединенным окончательно и бесповоротно. Так, Антонеску в одной из своих бесед с высокопоставленными румынскими чиновниками призвал считать, что Транснистрия будет румынской ближайшие два миллиона лет. И первой задачей, которую он поставил, было очищение оккупированных земель от «инородных элементов». Создание гетто и концлагерей, массовые расстрелы местного населения — вот что подразумевали под «очищением» захватчики.

За период оккупации Приднестровья в тюрьмы было заключено более шести тысяч человек. В одном только Тирасполе за период оккупации было расстреляно более 4 тысяч советских активистов (и это не считая 1 500 тираспольских евреев, ставших жертвами Холокоста в сентябре 1941 г.) В рамках политики «очищения» территорий из Рыбницкого уезда в Очаковский было вывезено более 6 тысяч человек. Однако на Украине немецкие власти проводили аналогичное «очищение» территорий и отказались принимать новых переселенцев, сорвав тем самым румынские планы.

Политика массового террора была выбрана не просто так. Оккупационные власти начали массовое разграбление захваченных территорий. Антонеску отмечал: «Превыше их интересов стоят интересы румынского государства, и эти интересы требуют, чтобы мы выкачали (из Транснистрии) как можно больше для покрытия экономических нужд войны и особенно для проведения будущих операций, чтобы мы могли прокормиться за ее счет».

Губернатор Транснистрии Георге Алексяну и его подчиненные с энтузиазмом взялись за выполнение этого преступного приказа. Было вывезено практически все производственное оборудование, в том числе оборудование трех консервных заводов, изъяты у населения, из колхозов и совхозов и отправлены в Румынию сотни голов скота, сельскохозяйственное оборудование. Вводилась всеобщая трудовая повинность, под которую попадали лица от 16 и до 60 лет. Население было обложено более чем тридцатью различными налогами, в том числе и налогом на передвижение. Кроме налогов, зачастую средства у населения отнимались под предлогом «военных займов».

Однако и этим способы ограбления населения не исчерпывались: на все товары первой необходимости была введена государственная монополия. У крестьян не было другого способа заполучить их, кроме чрезвычайно невыгодного обмена. Так, оккупанты за один литр керосина требовали 7 литров молока, за коробку спичек — 13 куриных яиц. Фашистские оккупанты порой просто и без всяких оправданий в виде налогов и займов грабили и мародерствовали, упиваясь своей безнаказанностью, ведь за любое посягательство на немецкого солдата или румынского подданного местных жителей ждало одно наказание — смерть.

Понимая, что одного террора для долговременного удержания власти на захваченных территориях может быть недостаточно, оккупационные власти прибегли к идеологической обработке населения, его румынизации. Была уничтожена советская система образования. Обучение стало платным. В левобережном Приднестровье из 39 средних и 83 семилетних школ было сохранено чуть более тридцати. Был закрыт Тираспольский педагогический институт. Массово уничтожался школьный инвентарь, завозились новые учебники из Румынии. Вместе со школьными принадлежностями прибыло и несколько сотен учителей. Они рассказывали детям, что на этой территории изначально жили румыны, а славяне силой захватили их землю, и вот теперь восторжествовала справедливость. Также у населения в массовом порядке были изъяты радиоприемники, запрещалась любая советская литература. Кроме системы просвещения, оккупанты нанесли удар и по системе здравоохранения. В первые дни оккупации из 427 приднестровских медучреждений 350 было фактически уничтожено, в Румынию и Германию массово вывозился медицинский инвентарь, медперсонал. Это спровоцировало растущую вспышку инфекционных заболеваний.

Человеконенавистническая политика фашистов продолжалась вплоть до освобождения захваченных территорий советскими войсками. Предчувствуя скорое поражение, в последние месяцы оккупации фашистские власти резко активизировали политику ограбления захваченных территорий, начались массовые казни заключенных в тюрьмы людей. Так, 19 марта в рыбницкой тюрьме было расстреляно 262 человека.

Однако триумф советских войск был неминуем. Долгожданное освобождение пришло на нашу землю весной и летом 44-го. Почти что три долгих года ужаса и террора остались позади…

© 2015 Новости ПМР